На сайте ведутся работы, возможны временные перебои. Приносим извинения за возможные неудобства.

Интервью С.Г. Радионовой журналу «Промышленность и безопасность»

В преддверии Дня нефтяника, который отмечается в первое воскресенье сентября, в этом году праздник выпадает на 4 сентября, редактор журнала «Промышленность и безопасность» Илья Малько поговорил с заместителем руководителя Светланой Радионовой о состоянии нефтегазовой отрасли, внедрении дистанционного контроля и других актуальных темах, затрагивающих отрасль.

RSG_full.jpg- Светлана Геннадьевна, не так давно премьер-министру Российской Федерации Дмитрию Медведеву была представлена работа системы дистанционного контроля (надзора) промышленной безопасности опасных производственных объектов. Не могли бы вы подробнее рассказать об уникальных особенностях этой системы. На каких предприятиях в ближайшей перспективе планируется ее внедрение, и как сами собственники ОПО расценивают это нововведение?

- Основная идея системы дистанционного контроля основана на использовании риск-ориентированного подхода и заключается в оперативной оценке и прогнозировании любого инцидента и принятии превентивных мер по недопущению какой-либо аварии на опасном производственном объекте.

Это достигается путем непрерывного мониторинга состояния опасного производственного объекта в реальном режиме времени с использованием автоматизированной системы управления технологическим процессом (АСУ ТП); оперативной оценки рисков возникновения аварий; прогнозирования уровня промышленной безопасности, а также обеспечения возможности принятия эксплуатантом мер для предотвращения аварий.

Другими словами, система позволяет в режиме «онлайн» получать все необходимые сведения, по которым можно судить о состоянии безопасности объекта. Она фиксирует любые отклонения от установленных параметров технологических процессов, следит за состоянием оборудования, а также прогнозирует предпосылки возникновения инцидентов и аварий на основе полученных данных и информирует об этом в виде предупредительных сигналов.

Предприятием в свою очередь на основании таких данных принимаются меры по восстановлению нормального режима работы объекта, а представители Ростехнадзора и собственника предприятия оценивают достаточность принятых мер.

По инициативе Ростехнадзора компания «ЛУКОЙЛ» реализовала пилотный проект по внедрению системы дистанционного контроля за состоянием промышленной безопасности на одном из своих опасных производственных объектов, а именно на морской ледостойкой стационарной платформе им. Ю.Корчагина.

Могу добавить, что в развитие проекта планируется оценить возможности внедрения данной системы на Волгоградском НПЗ, газоперерабатывающих заводах СИБУРа и Газпрома и других предприятиях.

В мае этого года Ростехнадзор показывал в действии систему дистанционного контроля Председателю Правительства Дмитрию Медведеву и министру энергетики Российской Федерации Александру Новаку. Они высказали позицию о необходимости внедрения системы дистанционного надзора промышленной безопасности на опасных производственных объектах 1 класса опасности. Если на законодательном уровне впоследствии будет предусмотрена возможность использования системы дистанционного контроля вместо традиционной, то это будет уникальным решением мирового уровня.

- Вы – председатель секции научно-технического совета (НТС) Ростехнадзора по безопасности объектов нефтегазового комплекса. Скажите, удалось за это время решить какие-либо проблемные вопросы, накопившиеся у представителей отрасли? Стали ли собственники предприятий лучше понимать позицию Ростехнадзора, изменился ли их подход к вопросам обеспечения безопасности на производстве?

- Секция по безопасности объектов нефтегазового комплекса Научно-технического Совета (НТС) Ростехнадзора существует уже более пяти лет и за это время заслужила репутацию эффективной площадки по взаимодействию Службы, как Регулятора с бизнесом, наукой и экспертным сообществом.

Представительство в секции 111 членов из 52-х ведущих нефтегазовых компаний, научных, консалтинговых и экспертных организаций обеспечивает возможность оперативно и качественно решать проблемные вопросы промышленной безопасности практически по всем направлениям деятельности отрасли.

Одним из основных направлений работы нашей секции является нормотворчество. Это касается, в первую очередь, участие в регулярной актуализации положений закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», а также ряда подзаконных актов, таких как ФНиПы и Руководства по Безопасности. За время своего существования секция подготовила 24 нормативных документа, которые впоследствии были утверждены. Были рассмотрены и согласованы 11 нормативно-технических документа, разработанные компаниями и организациями в инициативном порядке.

Кроме того, в настоящее время в активной работе секции находятся такие актуальные для бизнеса вопросы, как влияние тяжелых и сернистых нефтей на безопасность эксплуатации оборудования НПЗ; комплексные программы Компаний по контролю технологического оборудования при увеличении межремонтного периода; Совершенствование вопросов риск-ориентированного подхода в части разработки и применения методик анализа и оценки рисков и другие.

Активно участвуют члены секции в создании на базе Службы дистанционный надзора, о котором мы говорили выше.

Что касается понимания бизнесом позиции Ростехнадзора и дальнейшего повышения качества обеспечения промышленной безопасности на предприятиях – то это вопросы комплексного подхода всей работы нашей Службы. И секция по безопасности объектов нефтегазового комплекса Научно-технического Совета Ростехнадзора играет в этом процессе свою значительную роль. Это достигается регулярными заседаниями, выездными мероприятиями, которые организует секция, что позволяет непосредственно на производственных площадках встретиться и обсудить насущные проблемы представителям государственных органов, эксплуатирующих организаций, научных и экспертных организаций. У нас активно действует площадка, на которой мы обсуждаем важные и актуальные вопросы и решаем поставленные задачи. Мы видим положительные результаты этой деятельности.

- Как вы считаете, падение мировых цен на нефть и общие кризисные явления в нашей экономике сильно сказались на желании наших компаний нефтегазового сектора вкладывать средства в модернизацию оборудования, обучение персонала, увеличение «экологичности» производства, одним словом все то, что пусть и косвенно, но ведет к уменьшению количества аварий и несчастных случаев?

Ростехнадзор напрямую не участвует в экономических процессах. Это не входит в нашу компетенцию. Это не является нашей темой, в равной степени, как и обсуждение финансовой политики компаний. Существуют обязательные требования промышленной безопасности для организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, и Ростехнадзор оценивает только состояние промышленной безопасности на данных объектах.

В 2011 году между нефтяными компаниями, Ростехнадзором, ФАС России и Росстандартом заключены четырехсторонние соглашения, в соответствии с которыми нефтяными компаниями были взяты обязательства вовремя выполнить модернизацию своих НПЗ, реконструировав и построив установки вторичной переработки нефти в целях увеличения глубины переработки и повышения качества продукции. Реализация соглашений осуществляется в два этапа — с 2011 по 2015 год и с 2016-го по 2020-й.

Могу отметить, что по состоянию на 22 июля 2016 года завершено строительство и реконструкция и введено в эксплуатацию 55 установок вторичной переработки нефти. При этом мы практически обновили нефтепереработку.

Модернизация нашла выражение в реальных финансовых и материальных вложениях и изменениях на производстве, которые соответствуют всем мировым требованиям. Это очень важно для безопасной работы в отрасли.

Второй этап четырехсторонних соглашений начался в этом году и рассчитан до 2020-го года. В этом году я возглавляю все проверочные мероприятия на крупных НПЗ, в ходе которых оценивается и программа по модернизации. Хочу отметить, что за пять лет мы ни разу не меняли условий проведения проверок, ни своей реакции по их результатам, что делает неизменными и понятными для всех правила игры. Есть законодательство, и мы его строго придерживаемся. Это находит понимание у всех участников рынка, а единообразие подходов делает систему прозрачнее и эффективнее.

- Можете ли вы выделить несколько предприятий I класса опасности, на которых отношение руководства к вопросам промышленной безопасности если не является образцовым, то хотя бы может служить положительным примером для остальных? За счет чего им удалось этого добиться?

- Среди таких объектов можно выделить стационарную морскую платформу, принадлежащую компании «ЛУКОЙЛ» и осуществляющую добычу на Каспийском море. Как мы говорили ранее, «ЛУКОЙЛ» совместно с Ростехнадзором осуществляет реализацию пилотного проекта по созданию системы дистанционного контроля промышленной безопасности (СДКПБ) опасных производственных объектов на типовом опасном производственном объекте «МЛСП им. Ю.Корчагина» ООО «ЛУКОЙЛ-Нижневолжскнефть».

Говоря о нефтеперерабатывающих предприятиях, отдельно можно отметить АО «ТАНЕКО» и ОАО «Орскнефтеоргсинтез», инженерными службами которых проведена значительная работа по повышению уровня безопасности технологических процессов путем оснащения оборудования системами автоматизации регулирования, повлекшей за собой повышение операционной эффективности по первичным и вторичным процессам переработки.

Отмечу, что на предприятиях нефтехимической отрасли наблюдается положительная динамика. Собственники начинают понимать, что модернизация, реальные вложения в безопасность производства, в улучшение условий труда сказываются на прибыли.

Хочу вас заверить: мы прекрасно понимаем и отдаем себе отчет в том, насколько важна нефтегазовая сфера для России, для российской экономики. Мы отвечаем за промышленную безопасность, и мы заинтересованы, чтобы отрасль работала эффективно.